Политика Саэйма: после нас хоть потоп?



Деятельность латвийского Саэйма и особенно его последние решения заставляют все больше склоняться к мысли, что высшим законодательным органом Латвии является не парламент, а "дурдом", как его называют в народе.

Деятельность латвийского Саэйма и особенно его последние решения заставляют все больше склоняться к мысли, что высшим законодательным органом Латвии является не парламент, а "дурдом", как его называют в народе. Прошлогодняя пламенная речь в "защиту" пенсионеров представителя ДННЛ во время ратификации Женевской конвенции о беженцах, недавний отказ от отмены смертной казни и возня вокруг внесенного в Кабинет министров нового проекта Закона о гражданстве, уже в который раз доказывают нежелание народных представителей думать о достойном будущем представляемых ими граждан и их потомков. Политика хозяина на один день (А.Родин, Диена, 15.05.98) для меня лично ассоциируется со старой поговоркой "после нас хоть потоп".

Исторический экскурс.

Первопричины нынешней ситуации следует искать еще в конце прошлого века, когда привлеченные стремительным развитием промышленности в начале прошлого века получившие птичью свободу (Vogel freiheit) видземские и курземские безземельные крестьяне хлынули в быстрорастущие города. Нельзя отрицать стремительного роста самосознания латышей, как и желания латышской интеллигенции, разночинной публики, наслушавшейся фантастических идей большевиков и социал-демократов, и различных вождей вести свой народ в "светлую даль". Военные действия и растущее недовольство большевистскими экспериментами сплотили различные слои общества Видземе, Курземе и, в меньшей степени, Латгале. Миф о семисотлетнем немецком иге, воспоминания о последовавшей после революции 1905 года реакции и двурушническая политика различных немецких политических кругов помешали Народному совету найти общий язык с балтийскими немцами, которые являлись самой образованной частью населения Лифляндской и Курземской губерний того времени.

Одной из точек отсчета бедствий вокруг нынешней интеграции неграждан служит договор от 29 декабря 1918 года, когда возглавляемое Карлисом Улманисом Временное правительство заключило договор с правительством Германии, разрешающий получить латвийское гражданство иностранным солдатам, четыре недели сражавшимся за Латвию. Безумие большевиков и оккупация Латвии различными войсками, с одной стороны, и неблагоприятный для Германии международный климат (проигранная война) и позиция Англии, с другой стороны, придали смелости К.Улманису и его советникам пренебречь вышеупомянутым договором (международным!). Несмотря на решение аграрного вопроса с "нулевым исходом игры"1, раздел помещичьей земли (в основном принадлежавшей балтийским немцам) и впечатляющий расцвет Первой гражданской Латвийской Республики, все же последовали улманисовский переворот, репатриация самой образованной части латвийского общества в 1939 году и кошмар оккупации СССР.

С приближением конца Советского Союза самые сообразительные представители ЛССР взяли на себя моральное право представлять жителей своей страны. Пакт Молотова-Риббентропа (ПМР), а также политика непризнания частью стран Запада оккупации Балтийских государств позволили наиболее ловким представителям бывшего тоталитарного общества разыграть карту самоопределения, так как было ясно, что советский колосс на глиняных ногах рушится прямо на глазах. После противостояния между Верховным Советом и Конгрессом граждан и первых выборов в Саэйм сто ловкачей получили юридическое право принимать решения не только от имени латвийского общества, но и от имени граждан. К сожалению, война, двойная оккупация, эмиграция, ссылки и другие советские "прелести" оставили нам жалкое наследие, и, как это обычно бывает, среди хороших зерен попадаются плевелы. Эти плевелы бывшего режима, сменив шкуру, пытались затянуть другую песню, таким образом обеспечив себе старость. Оказалось, что новую мелодию заучить так же трудно, как невозможно переучить уже объезженную лошадь.

Размышления.

Неспособность плевел бывшего противоправного режима запеть новую песню привела к двум крайностям в политическом театре Латвии. С одной стороны, это непродуманное прославление "возможностей ненасыщенного российского рынка" и двурушническая роль защитников прав неграждан. Помимо этого в этом лагере находятся и политические преступники, которые "с боевым призывом на устах" снова пытаются приумножить, разделить и переделить всенародную собственность. Однако апологеты первой крайности не заслуживают серьезного внимания, поэтому больше обращусь ко второй стороне.

Защитники второй крайности упрямо верят во всемогущество международного права и убеждены в том, что кто-то пожалеет латышей за их непростую судьбу и позволит им начать нечто похожее на местную охоту на ведьм. При упоминании международного права нам невольно приходится сталкиваться с понятием власть, то есть "у кого сила, у того и власть". Хотя понятие "международное право" является древним, все же свое современное значение в Европе оно обрело в ХVII веке после Тридцатилетней войны, с окончанием которой сложилась привычная нам система европейских государств. С Вестфальского мирного договора 1648 года основным элементом международного порядка (не путать с мировым порядком) стал принцип суверенитета. Однако именно принцип суверенитета (статьи 1 и 2 Основного документа ООН 1945 года), а не принцип правового равноправия, сделал международную систему не равноправной, а системой, в которой существуют могущественные, менее могущественные и малые государства.

Создание Первой гражданской Латвийской Республики является частью сложного процесса развития международной правовой системы, в свою очередь, ставшее следствием большевистского переворота 1917 года присвоение чужой частной собственности и подписание ПМР были абсолютным игнорированием этой правовой системы. Поэтому, если сегодня наши представители говорят о международном праве и приводят только выгодные для себя договоры или говорят об их несоблюдении, можно понять и совершенно идентичные действия российских народных представителей по трактовке выгодных для них международных договоров 1)zero-sum game (англ.) - в политической терминологии это означает вариант решения, в котором нет победителей.

Говоря о правах человека, следует отметить, что их осознание в мировом масштабе произошло только после окончания второй мировой войны. Поэтому применение принципов прав человека на международной арене постоянно приводило к конфликту с принципом суверенитета из-за идеологического противостояния в холодной войне. Этим объясняется столь прохладное (даже лицемерное) отношение представителей Западной Европы к коммунистическому террору. Вместо того, чтобы вести полемику с представителями Российской Федерации, Германии, Франции, США и Великобритании о законности сохранения власти большевиков и последующем ходе событий, наши представители упрямо скандируют только "свою правду". Да, свои права надо защищать, но и учитывать уникальное количество неграждан в нашей стране и осознавать свои возможности на международной арене.

Судьба латышей была сложной, однако жалобы на политику немецких крестоносцев, русских царей и других искателей приключений в этой части Европы столь же недальновидны, как, к примеру, порицание наших предков за несоздание монархии. Поэтому надо подчеркнуть, что предания и мифы о прошлом являются консолидирующими общество инструментами, а не догмами. Я лично осознаю, что латышской нации в чистом виде не было и не будет. Во-первых, предпосылкой этому служат наше географическое положение на международном перекрестке, исторический опыт и современный открытый мир. Во-вторых, хотя и не могу уделить слишком много времени изложению истории происхождения народа, я все же уверен, что судьба народа находится в руках каждого его представителя. Слишком пылкое желание народных представителей разыграть вводящую в заблуждение карту выживания народа в своей политической игре может привести только к ситуации, повторяющей положение в Северной Ирландии, Израиле, Шри Ланке и Стране басков. Поэтому я считаю, что никому нельзя приказать быть латышом, русским, евреем, поляком и т.д., так как это личное дело каждого человека и тем более гражданина.

В Латвии должна проводиться политика, способствующая развитию латышской культуры, только если это не происходит за счет другой культуры. В таком случае мы снова играем в игру с нулевым исходом. В условиях представительской демократии основной задачей политиков является создание условий для общего развития общества, способствование тому, чтобы им управляли наиболее способные и знающие представители общества. Латвийская панибратская политика, гражданская нетерпимость, коррупция и наличие естественных монополий указывают на неразвитость представительской демократии, бессмысленную опеку определенных групп общества и ограниченный уровень образования находящейся у власти части общества и стремление не допустить здоровой конкуренции на рынке труда.

Народные представители, поймите, наконец, простую истину - Японии, Германии, а также Финляндии, Эстонии в их экономическом развитии помогла не какая-то высшая власть, а смелость политической элиты, которая допустила на управляемой ею территории свободную и неограниченную конкуренцию. В вышеупомянутых странах дух частного предпринимательства был выпущен на свободу, и убранные политической элитой преграды, мешавшие частным предпринимателям (особые ограничения, тарифы), когда без работы остался раздутый бюрократический аппарат, позволили развернуться способностям каждого предприимчивого человека, что в результате привело к повышению благосостояния всего общества.

Рекомендации и возможные решения.

После долгих размышлений следует обратиться к возможным вариантам решений. Я понимаю, что оптимальное решение должно быть осознано большинством общества, но все же предложу несколько рекомендаций личного характера. Будучи убежденным глашатаем индивидуальной свободы граждан, я считаю, что в первую очередь следует обеспечить качественное продолжение реформы латвийской системы образования. Аттестация учителей, которая рука об руку идет с увеличением доли образования в госбюджете, является лишь частью этой проблемы. Учрежденная А.Шкеле традиция "студенты сами могут заработать на свое образование", к сожалению, завела высшее образование в другую канаву, когда студенты наряду с работой как бы учатся... Учеба - трудоемкий процесс и если это не учитывается, то существует угроза формирования в Латвии полуграмотного общества.

До сих пор в Латвии нет всеохватывающего издания в сфере общественных наук. Для сравнения, есть два таких издания (Akadeemia и Looming). Кентаурс Леона Бриедиса пытается дерзать и на этом поприще, однако всеобъемлющего издания на латышском языке, рассказывающего о событиях общественной жизни современного мира и Латвии, у нас нет. Газетный язык отличается от научного, поэтому мастерам своего дела не просто приспосабливаться к газетному стилю. Нет ничего предосудительного, если академики и доктора время от времени излагают свои мысли на страницах газет, однако неразумно, что, кроме газет и книг, в Латвии нет других периодических изданий.

В настоящее время Латвия пытается начать переговоры о вступлении в Европейский союз. Я не хочу обсуждать плюсы и минусы этой организации, но понимаю ее значение для развития Латвии как страны западноевропейской культуры, мне бы хотелось, чтобы результат предстоящего референдума был положительным. Поэтому, чтобы в обществе из-за его неинформированности не ходили слухи о том, что желание вступить в Европейский союз даст нашим чиновникам возможность отхватить больший куш, предлагаю очень простое решение. Во время чтения сравнительного исследования Велло Петтаи (Columbia University) по вопросу информированности общественности стран Балтии о Европейском союзе в глаза бросается факт, что сравнительно мало информации о Европейском союзе латвийское общество получает из газет. Рекомендую Бюро по европейской интеграции заключить договор с Диеной, как крупнейшей латвийской ежедневной газетой, и какое-то время раз в неделю целый разворот посвящать материалам о структуре, историческом развитии, основных принципах и будущем Европейского союза. Подобные развороты мне приходилось читать и в финской Helsingin Sanomat перед вступлением этой страны в ЕС, и в эстонской Postimees.

В конце этого сочинения хотелось бы призвать латвийское общество к умеренности, так как только умеренность может предотвратить расслоение общества. Если мы говорим о значении образования, то оно предназначено не для какой-то части людей, а для всего гражданского общества в целом. В том числе и для вас, тех, кому принадлежат шикарные автомобили, яхты, и виллы, чьи дети учатся и, возможно, захотят жить в стране, которую мы сегодня называем Латвия. Вместо того, чтобы гордиться преходящими ценностями, я хотел бы посоветовать вам лучше вкладывать деньги в образование, науку и культуру. За примером не надо далеко ходить - Д.Карнеги (основатель Пенсильвансколго университета), Рокфеллер (основатель Чикагского университета), Дюпон и другие так называемые "бароны-разбойники" сто лет назад пришли к такому выводу.

Автор: Вейко Сполитис, Диена

Автор: Ron
Добавлено: 14.11.2015 19:44
0

Check that off the list of things I was cofensud about. http://ybfbbrrjtw.com [url=http://ddecbomsfaz.com]ddecbomsfaz[/url] [link=http://ahphafxf.com]ahphafxf[/link]

Автор: Bikram
Добавлено: 13.11.2015 06:16
0

What I find so insiretteng is you could never find this anywhere else.

Автор: Brittany
Добавлено: 12.11.2015 14:59
0

More posts of this qutyial. Not the usual c***, please

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha