Вот он есть, а вот его нет. Иллюзияи реальность белорусского фондового бизнеса



Казалось бы, какой в Белоруссии может быть фондовый рынок? Президент Лукашенко там, положим, есть. Беловежская пуща и зараженные после Чернобыля территории - на своих местах. Имеются в наличии также бескрайние картофельные поля, национальная валюта, в просторечии именуемая "зайчик", и прозвище "сборочный цех бывшего СССР". Все вместе это никаких бирж с ценными бумагами, по идее, не предполагает. Однако на деле оказалось, что все не так.

Фондовый-то рынок в Белоруссии как раз есть. Практически со всеми атрибутами: тут тебе и биржа, и электронная внебиржевая торговая система, и брокеры, и даже какие-то депозитарии первого и второго уровней, не говоря уже о ГКО с акциями.

Единственное, чего нет на этом рынке, - денег. А рынок без денег - все равно что морская вода без соли.

История вопроса.

На первый взгляд странно, что на Белорусской валютно-фондовой бирже, помимо валюты и госбумаг, обращаются акции целых 73 эмитентов. Фактически белорусская промышленность, как в советские времена, принадлежит государству, так что акций в свободном обращении быть вроде бы не должно. Тем не менее в Белоруссии, как и в России, была массовая приватизация с бесплатными ваучерами, которые можно было обменять на акции образовавшихся на базе госпредприятий АО. Разница между Россией и Белоруссией в том, что российская массовая приватизация была проведена в рекордно короткие сроки (за два года с небольшим), потому что власти опасались коммунистического реванша и стремились сделать экономику рыночной хотя бы на этом уровне. В Белоруссии же, по сути, реализована совершенно противоположная задача. Поэтому в быстрой приватизации там никто заинтересован не был.

Имеются и другие проявления местного колорита. Приватизационные чеки появились в обращении в 1993-м и должны были прекратить свое существование еще два года назад. Все обладатели чеков, которые не смогли обменять их на акции, были вправе предъявить их государству к оплате по номиналу. Номинал - 3000 рублей (сейчас это порядка 2,3 USD), что для Белоруссии не самые плохие деньги. Поскольку средств в традиционно дефицитном бюджете республики тогда не было, срок действия чеков решили продлить на три года.

Сейчас денег в бюджете тоже, разумеется, нет, так что местные специалисты по фондовому рынку практически не сомневаются, что в 2002 году срок действия чеков опять продлят. Слишком уж велик объем оставшихся в обращении ваучеров: 250 млн. с лишним штук (а было выдано порядка 300 млн.). При таком соотношении не приходится удивляться, что в Белоруссии большинство предприятий, гордо именуемых "приватизированными", на 80%, а то и на 90% принадлежат государству.

Такого вида бизнеса, как скупка акций у населения, в Белоруссии просто нет. Российские брокеры во времена чековой приватизации да и в последующие несколько лет на этом буквально делали состояние. Белорусские же власти, прослышав об этом, возмутились: мол, да кто такие эти брокеры, чтобы наживаться на народном добре? Так что в Белоруссии с середины 1990-х годов действует бессрочный мораторий на продажу населением акций, приобретенных в процессе приватизации. О возможных послаблениях заговорили только сейчас.

Потерянные деньги.

Конечно, если судить только по формальным признакам (развивающаяся, если верить статистике, экономика, близость к Европе и, соответственно, перспективный рынок сбыта, недооцененные акции), странно, что среди иностранных инвесторов совсем не находится желающих рискнуть. Лукашенко, конечно, - тот еще фактор, но не вечен же он. Поди плохо купить сейчас за два цента то, что несколько лет спустя можно продать в тысячу раз дороже. На российском рынке, к примеру, таких инвесторов в начале 1990-х годов было немерено. Даже с поправкой на то, что Ельцин и Лукашенко не близнецы братья, белорусская ситуация обескураживает.

С другой стороны, по-другому здесь быть и не может. Представьте себе банковскую систему, вконец замученную административными приказами на предмет кредитования сельхозпроизводителей. Представьте этих сельхозпроизводителей, в расчетах которых бартер достигает 95%, то есть "живых" денег там от силы 5%. Как вы думаете, отдают ли белорусские колхозники достающиеся им практически на халяву банковские кредиты? А теперь подумайте, что будет с вашими деньгами, которые вы положите в один из 20 с лишним белорусских банков, чтобы купить каких-нибудь акций на бирже или валютном аукционе, - легко ли удастся выцарапать их обратно? Вот примерно такие соображения и должны бродить в голове западных инвесторов, пусть даже самых отчаянных. Да и российские инвесторы западных не глупее.

Можно, конечно, возразить, что эти соображения в большей степени должны волновать прямых инвесторов вроде какой-нибудь IKEA (которая сейчас, кстати, ведет переговоры с местными властями - даже не об открытии магазинов, а всего лишь о размещении заказов на белорусских предприятиях). Портфельные же инвесторы в состоянии построить отношения с белорусскими брокерами таким образом, чтобы с местными банками и бюрократами вообще не соприкасаться.

И действительно, менеджеры западных инвестфондов на такие мелочи обычно не обращают внимания. Они смотрят на другое: является ли страна членом ВТО, есть ли у нее программа сотрудничества с МВФ и Всемирным Банком, стабильна ли местная законодательная среда, растут ли внутренние инвестиции и, главное, хорошая ли репутация у этой страны на Западе. Ну а поскольку ответ на все эти вопросы отрицательный, сами понимаете...

Понятливые россияне.

Резонный вопрос: если уж иностранцы не хотят соваться в эти беловежские кущи, то нам-то, россиянам, что там делать? Однако не стоит забывать о том, что Россия и Белоруссия в 1999 году учредили Союзное государство. С 2005-го российский рубль будет обращаться на территории Белоруссии параллельно с "зайчиком", а к 2008 году вытеснит его окончательно. Белоруссия, положим, в этом заинтересована больше России. Но поскольку России Белоруссия нужна в качестве бесплатной транзитной зоны для российского газа и других экспортных товаров, можно не сомневаться: переход Белоруссии на российские рубли - это реальность.

Логично предположить, что столь тесное экономическое сближение рано или поздно затронет и наши фондовые рынки. Это, конечно, дело не самого близкого будущего, но вероятность такого развития событий примерно такая же, как в случае с рублем. Сейчас, конечно, для белорусов возможность оперировать на российском рынке на тех же основаниях, что и наши брокеры, более привлекательна, чем обратная ситуация. Но это вовсе не означает, что россиянам в принципе не могут быть интересны белорусские акции. Если наши ценные бумаги принято считать недооцененными, то тамошние бумаги уместнее называть просто не оцененными.

До недавнего времени, кстати, этот эпитет по отношению к белорусским акциям был применим на все 100%. Такого понятия, как "рыночная цена", на местном фондовом рынке просто не существовало. Вплоть до настоящего времени брокеры предпочитают работать не на бирже и даже не на свежесозданной торговой площадке БЕКАС (Белорусская котировочная автоматизированная система), а буквально на черном рынке: налогообложение на белорусском фондовом рынке такое разорительное, что засвечивать свои дела в фискальных органах никто не хочет. Так что они встречаются где-нибудь в кафе, заказывают для вида каких-нибудь алкогольных и не очень напитков и, как в одесских рассказах Бабеля, договариваются о цене.

Услугами же системы БЕКАС брокеры пользуются лишь в том случае, если им зачем-то надо отчитаться о сделке перед какими-нибудь официальными инстанциями (в налоговой инспекции, например) или просто легализовать старые операции - с прошлого года действительными считаются только те сделки, которые совершены через местный NASDAQ. По словам руководителя одной из местных инвестиционных компаний (всего, кстати, их девять), иностранцы осмыслить все эти навороты просто не в состоянии - "разве что коллеги из России смогут". Они-то, допустим, и смогут - но что толку? Желания покупать белорусские акции у наших брокеров и их клиентов от этого не прибавится. Но, несмотря на общую промышленную убогость и убыточность, перспективные акции в Белоруссии все-таки имеются: есть ведь там и химическая промышленность, и нефтепереработка, и транзит газа. Дилемма, одним словом.

Единственно возможный выход из этой ситуации - выпуск российских производных ценных бумаг на белорусские акции. Так сказать, белорусских депозитарных расписок (БДР) на манер американских АДР. Условия для этого, надо сказать, имеются: депозитарная система в Белоруссии сложилась на удивление прогрессивная и надежная - все передвижения акций находятся под двойным контролем Республиканского центрального депозитария и депозитариев второго уровня. То есть, если деньги в местных банках могут запросто зависнуть, с акциями такого точно не случится. В России же, хотя подобного еще и не придумали, надежность депозитарной системы тоже достаточно высока: уж точно не хуже, чем в Белоруссии. Так что наши крупные депозитарии вполне могли бы выпускать БДР, и при грамотной раскрутке их неплохо бы покупали в России.

Первые попытки воплотить эту идею в жизнь уже сделаны: в марте 2000 года Республиканский центральный депозитарий Республики Беларусь (РЦД РБ) и российская ПАРТАД, объединяющая практически все депозитарии, подписали соглашение о сотрудничестве, в котором сказано о возможности выпуска БДР. Теперь все дело за лоббистскими возможностями инициаторов этого соглашения - как с российской, так и с белорусской стороны. А до тех пор, пока БДР в природе не существует, белорусский фондовый рынок пригоден разве что для сравнений с российским - и весьма нелестных rockefeller.ru.

Автор: Ольга ПРОСКУРНИНА, Республика

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha